Петр Рыков: «Мне нравятся самодостаточные женщины» — Звезды

В новом сезоне мелодрамы «Женский доктор» главную роль играет Петр Рыков. Его персонаж, врач-гинеколог Александр Родионов, пришел на смену доктору Широкову в исполнении Ильи Носкова. Подобные замены не всегда радуют публику и, конечно, могут заставить волноваться актеров, которые, как известно, не любят сравнений.

— Петр, долго ли вы думали над предложением сниматься в этом сериале, если учесть, что раньше вашу роль исполнял другой актер?

— Я сразу согласился — никогда до этого врачей не играл, к тому же этот проект хорошо знают зрители. Интересно было попробовать что-то новое. И опять же, я никогда еще не принимал участия в таких долгоиграющих проектах, так что это тоже новый и увлекательный опыт. Что касается моего предшественника, то оставляю право выбора за зрителем. Будем вместе смотреть, что получилось.

— Не боялись сравнений с Ильей Носковым?

— Даже не задумывался, но я не исключаю, что зрители будут сравнивать нас и наших героев. Хотя, стоит признаться, герои абсолютно разные от макушки до пят. (Улыбается.) Я бы сравнил: это как Бонд Пирса Броснана и Дэниела Крейга. А поклонники Бонда все равно смотрят новые части франшизы с тем же удовольствием, что и старые.

— Характер Родионова, судя по всему, не очень-то изменился с вашим приходом в сериал…

— Мой Александр Родионов предан профессии, трудоголик, фактически живет на работе. Всегда готов отстаивать правду, даже иной раз и кулаками. Не идет на компромиссы, даже во вред себе. Вообще, на мой взгляд, таким и должен быть настоящий доктор. И при этом однолюб — сразу выбирает женщину, которая ему нужна, и готов ждать ее, сколько понадобится.

"У моей мамы есть потрясающее умение слышать мои желания, понимать и ценить мой выбор. я ей очень благодарен за это"

— Как вы готовились к роли врача-гинеколога?

— Как к любой другой роли. Что касается всех медицинских терминов и манипуляций, то у нас были прекрасные консультанты, учившие, как правильно держать скальпель, как разговаривать с пациентками. Кроме того, в нашем проекте главное все же не медицинская тема, а отношения между людьми. В том числе между мужчиной и женщиной. Есть любовный треугольник с участием моего Родионова.

— Лично вы о жизни врачей что-нибудь знали?

— Нет, никогда сам не сталкивался. Есть, конечно, знакомые медики, но ничего такого специально не изучал. Нужды не было. Я, как и все нормальные мужчины, к врачам хожу, только если что-то серьезное случится, а так стараюсь их избегать. (Смеется.)

— Вид крови вас не пугал?

— Спокойно к этому отношусь, я же знаю, что в кино вся кровь бутафорская. (Смеется.) У нас искусственной крови на площадке хватало. Не знаю, может быть, если бы я присутствовал на настоящей операции, где реальная кровь, может, это как-то бы на меня и подействовало, но в быту крови тоже не боюсь.

— Всякие сложные женские проблемы не вгоняли вас в краску?

— Я больше не с женщинами дело имел, а с младенцами. Продюсеры проекта подсчитали, что за все время проекта на съемочной площадке побывало 84 маленьких артиста. (Улыбается.) Самому маленькому из них исполнилось всего лишь пять дней! За ними было невероятно интересно наблюдать. Подумать только, шестьдесят человек съемочной группы подстраивалось под режим малышей, чтобы максимально быстро отработать сцены с их участием.

"На съемках «женского доктора» шестьдесят человек подстраивались под режим малышей, чтобы быстро отработать сцены с их участием"

— Интересно узнать, кем вы хотели быть в детстве? И когда поняли, что актерское призвание — это ваше?

— Я окончил языковой класс гимназии, а после школы поступил в музыкальное училище, в котором проучился до третьего курса. Но на третьем сошел с дистанции, потому что никто из преподавателей не мог мне объяснить, какие перспективы ждут на горизонте. Разумеется, нужно было идти дальше, искать ремесло, которое бы могло приносить стабильный доход, и я пошел на переводческий факультет иностранных языков Смоленского государственного университета. Мне нравилось заниматься художественными переводами, а затем такая хорошая база во многом помогла мне и в модельном бизнесе. К актерской же профессии я пришел поздно — в 27 лет только поступил во ВГИК. Хотелось получить фундаментальное образование, посмотреть на профессию изнутри. Я же понимал, что в моем возрасте начинать непросто. Спасибо моему мастеру Игорю Ясуловичу, который в меня поверил и научил верить в то, что судьба дает нам не один шанс, а много.

— Ваша мама одобрила ваш выбор музыкального и затем актерского образования? Или у нее были другие планы по поводу вас?

— Как и положено маме, она всегда переживала за мой выбор, но старалась меня поддерживать. У нее есть потрясающее умение слышать мои желания, понимать и ценить мой выбор. Я очень благодарен ей за это.

— Помните свой первый опыт работы моделью?

— Получилось это случайно. Мы с мамой и ее вторым мужем проезжали через Москву, и я впервые в жизни попал в ночной клуб. Там ко мне подошел человек и предложил попробовать сняться для журнала. Я спокойно принял предложение. Почему нет? Тем более что обещали гонорар сто долларов — приличную сумму по тем временам. После вернулся в Смоленск и решил, что нужно двигаться дальше, тем более моделинг позволил мне посмотреть на мир, увидеть многие страны не как турист, а пожить в них и узнать изнутри. Кстати говоря, моей первой серьезной покупкой стал компьютер, который я привез после работы в Милане.

С Любовью Константиновой в сериале «Березка»

— Вам приходилось играть и авантюристов, и героев-любовников, и отрицательных, и положительных персонажей. А какой у вас самого характер? Способны вы на авантюру?

— Авантюры — это не мое. Я довольно спокойный человек. Хотя могу и делать какие-то спонтанные вещи, но не безумные, конечно. Для кого-то, может, и уход из музучилища в модельный бизнес может показаться авантюрой, и дальнейший переход из моделинга в актерскую профессию. Поступить во ВГИК в 27 лет — авантюра? Для меня же все это просто принятые решения с перспективой на будущее.

— Моделингом активно вы уже давно не занимаетесь, но по-прежнему в прекрасной форме. В чем секрет?

— Моя физическая форма — наследство от родителей. Со спортом у меня особые отношения. Если начинаю заниматься, то очень сложно остановить себя. Тело со временем привыкает и просит нагрузки, но со съемками в этом году не очень-то получается часто приходить зал, и место «блинов» в спортзале частенько занимает пицца. (Улыбается.)

— А вредные привычки у вас есть?

— Люблю лениться. Знаете, у меня дома есть такое особенное кресло с пуфиком. Если я до него добираюсь, рядом со мной хоть с барабаном можно стоять, ни за что с него не слезу! Очень люблю слушать музыку: когда в доме тихо, мне некомфортно.

— Чем вы предпочитаете заниматься в свободное от работы время?

— Здорово, когда удается в это время выбраться в студию и записать песню. Сперва я долго репетирую дома, затем проигрываю мелодию от начала и до конца, и когда точно уверен, что песня получилась, записываю ее. А вот вдохновение мне дарят путешествия. Очень люблю северные страны — Норвегию, Швецию, Данию…

Мама Петра поначалу очень переживала за стремление сына стать актером. Но старалась его во всем поддерживать

— То есть знание языков вы теперь используете только в путешествиях…

— Когда я работал в Милане, в Нью-Йорке, в Токио и так далее, образование мне очень пригодилось. Без свободного английского там никуда. К тому же я до сих пор думаю, что если бы остался в переводчиках, то с удовольствием бы мог переводить различные иностранные сериалы. Честно. И не исключаю, что когда-нибудь переведу один-другой.

— Работа моделью сказалась как-то на вашем восприятии мира? Может быть, вы стали лучше разбираться в моде или у вас появился гигантский гардероб и т. п.?

— Я совершенно не гонюсь за брендовыми вещами, хотя мое окружение уверено в том, что я невероятный шмоточник и шопоголик! Но чаще всего иду в масс-маркет, там выпускаю пар, а вот носить всю одежду не получается. Чаще всего прилипаю к чему-то одному и могу ходить в этом весь месяц.

— Я уверена, что вы не обделены женским вниманием и вам, наверное есть из кого выбрать. Как вы представляете женщину мечты?

— В юности я был очень влюбчивым, и это не всегда заканчивалось хорошо. Сейчас, конечно, уже сформировались четкие предпочтения. Мне очень нравятся самодостаточные женщины, личности. У которых есть свои интересы, которые не требуют, чтобы ты сидел с ними дома в обнимку и не разлучался ни на минуту. Что касается внешности, у меня есть свой тип — люблю стройных высоких женщин нордической внешности.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Петр Рыков: «Мне нравятся самодостаточные женщины» — Звезды